Метка

Google


Решение Стива Джобса в отношении стратегии «Андройд от Google везде» была проста: он представил iPad.
Многие знали, что Джобс собирается продемонстрировать планшет несмотря на то, что 7 лет назад он сообщил Уолту Моссбергу, The Wall Street Journal, что «оказывается, людям нужна клавиатурная панель…Мы посмотрели на планшет и подумали, что они его не примут» — сказал Джобс.


Но он определенно пересмотрел свои убеждения. Если Google собирался попытаться выиграть войну мобильных платформ, то Джобс определенно собирался победить. Руководитель всех тогдашний андроидов Энди Рубин должен был расширить их охват, а значит получить все больше и больше устройств; это как Билл Гейтс и Windows. Рубина не заботило, какие товары были популярными, а какие нет до тех пор, пока  все платформы андроида не начали расширяться. Чтобы стратегия Джобса сработала – вертикально увеличить платформу iOS —  ему необходимо было каждый раз бороться с ними за свое место.

Apple iPad первого поколения

Apple iPad — первое поколение

Когда исполнители Apple поинтересовались, а не делал ли Джобс ту же самую ошибку по отношению к андроиду, которую он совершал по отношению к Микрософту – не делал ли он платформу слишком жесткой – казалось, что скорее Джобс увеличивал ее жесткость. С 2010 у Джобса было много продуктов Apple, собранных специальными отвертками, чтобы никто не мог открыть их панели (казалось, это ничтожная деталь, но для людей из Силиконовой Долины смысл этого действия был велик: одной из фишек андроида для покупателей была гибкость софта и устройств).

Быть может, тогда больше людей захотели бы купить телефон на базе андроид, чем iPhone. Но люди, которые владели iPhone, хотели бы владеть и iPad, iPod Touch и множеством других продуктов Apple, которые работают на одном и том же софте, которые подсоединены к одному и тому же онлайн-магазину и которые генерируют намного больше денег для тех, кто над ними работал. Лишь некоторые с самоуверенностью Джобса будут иметь смелость, чтобы установить такую высокую планку.


А есть ли место для третьей категории?

Некоторые могли бы подумать, что это будет нетбук. Но проблема состоит в том, что нетбук ни в чем не лучше. Они медленные. У них низкокачественные дисплеи. И они запускаются медленно. Они ни в чем не лучше ноутбука. Просто они дешевле.

Шли минуты после того, как Джобс продемонстрировал iPad в январе 2010, казалось, словно он повысил планку, установленную для Apple, на километр. Он представил свое новое изобретение миру медленнее, чем обычно, словно помогал аудитории собрать огромную головоломку. Он показал слайд с изображением iPhone и Macbook, поставил между ними знак вопроса и задал простой вопрос: «А есть ли место для третьей категории устройств прямо между этими двумя?»

Стив Джобс держит в руках iPad 1

Стив Джобс держит в руках Apple iPad 1

Тогда Джобс сказал то, что стало типичным ответом на такой вопрос: «Некоторые могли бы подумать, что это будет нетбук. Но проблема состоит в том, что нетбук ни в чем не лучше. Они медленные. У них низкокачественные дисплеи. И они запускаются медленно, все из-за старого софта PC (Windows). Они ни в чем не лучше ноутбука. Просто они дешевле».

Шаг по демонстрации нового iPad Джобса был нелогичным. Большинство не покупает ноутбуки ради тех задач, для которых они были изначально предназначены – тяжелая офисная работа, такая как написание, создание презентаций или финансовый анализ при помощи электронных таблиц. Чаще всего их используют для общения через email, текстовые сообщения, Твиттер, Linkedln и Фейсбук, чтобы зайти в Интернет и потреблять медиа, например книги, фильмы, ТВ-шоу, музыку, фото, игры и видео. Джобс сказал, что все это можно делать на iPhone, но вот экран слишком маленький, что не очень удобно. Все это можно делать и через ноутбук, но клавиатура и трекпад делали компьютер слишком громоздким, а малое время автономной работы ноутбука буквально привязывали к розетке.

Что нужно было миру — устройство между этими звеньями, которое сочетало бы в себе все лучшее в них — что-то более близкое, чем ноутбук, и что-то более способное, чем смартфон.

Только после еще нескольких слов Джобс сказал то, чего ждал мир: «Мы думаем, у нас есть ответ». На слайде изображение iPad появилось прямо между iPhone и Macbook.


Как iPad удалось преуспеть там, где остальные потерпели неудачу?

Не внешний вид iPad заставил всех заворожено на него смотреть. Многие задавались вопросом, а не наблюдали ли они то, как самый великий предприниматель совершил ошибку.

Планшет был самой дискредитированной категорией для покупателей электроники во всем мире. Многие бизнесмены пытались создать планшеты с самого изобретения PC. Они пытались так много раз, что житейская мудрость стала гласить, что это невозможно сделать.

Алан Кей, Xerox PARC – для некоторых гиков он как Нил Армстронг для космической программы – возлагал планы на Dynabook в 1968 и изложил их в 1972 под заголовком «Персональный компьютер для детей всех возрастов». Но прототип Apple,  иногда в 1983 его называли Bashful, никогда не был выпущен. Первый планшет, который заставил получить от потребителя отдачу, принадлежал Джеффу Ховкинсу, это бизнесмен, стоящий за PalmPilot в поздних 90-х. Он создал GRiDPad от Tandy, который был выпущен в 1989. Корпорация GO нанесла следующий удар по планшетам с EO в 1993 (одними из первых сотрудников этой корпорации были Омид Кордестани, первый руководитель Google, и Билл Кэмпбелл, вице-президент по маркетингу компании Apple в 1980-х).

Apple презентовала Newton в 1994. Этот инновационный PDA провалился, как Эдсель (один из крупнейших провалов в истории автомобилестроения) для Силиконовой Долины: одним словом — планшеты никогда не будут продаваться… Он также стал символом эры Apple без Джобса, когда компанию возглавляла  серия чрезвычайно неудачных руководителей до тех пор, пока она чуть не обанкротилась. И это был один из первых проектов, который уничтожил Джобс, когда вернулся в 1997. К тому времени, если вам нужен был портативный компьютер, вы покупали ноутбук. Все остальное включало в себя слишком много дефектов.

Несомненно, PalmPilot и подобные устройства стали популярными следующие 5 лет, потому что они и не старались делать слишком многого.

Самый недавний успех с планшетами был у Гейтса и Майкрософт в 2002. К 2009 – хотя PC планшеты все еще продавались – казалось, Amazon Kindle была единственной вещью, которая хоть как-то походила на планшет. Но на самом деле это планшетом не было. Вы могли скачивать книги и газеты или журналы и читать их на черно-белом экране. Это все, что качественно делал Kindle.

Amazon Kindle 5

Amazon Kindle 5

Все это делало создание планшета рискованным делом для Джобса, особенно с Google, который буквально дышал ему в шею. Некоторые считали, а не слишком ли это рискованно. Но такое положение дел сделало планшет идеальным проектом Джобса, чтобы принять окончательное решение.  Он уже создал новый персональный компьютер, музыкальный плеер и мобильный телефон. И он действительно переосмыслил iPad. Он делал практически все, что делал ноутбук. Вдобавок ко всему он был на ¾ легче и работал в 3 раза дольше в автономном режиме, у него был сенсорный экран, как у iPhone, и он включался  без загрузки, а еще он всегда был подключен к Интернету.

Для покупателей не предполагалось никакого обучения, так как он появился с тем же софтом, что и на iPhone.

Технически iPad можно было управлять так же, как и iPhone, но разница в ожиданиях покупателей была просто колоссальной. Мобильные телефоны были всегда предназначены для того, чтобы помещаться в карман, и ими можно было управлять пальцами. Но навигация iPad с экраном размера, как у ноутбука, всегда требовала стилуса и трекпада или мыши и клавиатуры.  В видео, показанном на первой демонстрации продукта, бывший глава Apple, отдела программного обеспечения Скот Форсталл сказал: «Если вы видите что-то, вы протягиваете руку и касаетесь этого. Это совершенно естественно. Об этом даже не нужно думать, вы просто делаете это и все».

Мгновенной реакцией на iPad были охи и ахи аудитории. The Economist поместил на свою обложку фотографию Джобса в религиозных одеждах, который держит устройство. «Книга Джобса: Надежда, Обман и iPad Apple» гласил заголовок.


Почему сначала люди были так скептически настроены?

Джобс имел больше возможностей, чем кто-либо другой, чтобы воссоздать PC и бросить вызов житейской мудрости о планшетах. «Стив ненавидел тот факт, что макинтош не был прямо сейчас массовой тенденцией, из-за которой все бы чертовски попотели, чтобы заполучить его», — сообщил поверенный Джобса. — «Поэтому мы говорили много о том, как нам убедиться в том, что iPad завоюет внимание прямо сейчас».

Но реакция на это в последующие дни была, к удивлению, прохладной. Везде слышались смешки о том, что у iPad нет камеры, мультизадачности и изображений с «женской защитой», как сказали некоторые, это подразумевалось в названии. Он выглядел как iPhone, но был в 4 раза больше.

На его стандартное «Я не буду комментировать продукты конкурентов», такие конкуренты, как Эрик Шмидт из Google, ехидно сказал: «Быть может, ты захочешь сообщить мне разницу между большим телефоном и планшетом». Гейтс заметил: «Я все еще думаю, что сочетание голоса, карандаша и настоявшей клавиатуры будет настоящим трендом. Это хорошая читалка, но нет ничего в iPad, на что я мог бы взглянуть и сказать «О, как бы я хотел, чтобы это сделал Микрософт».

Но самой большой критикой был вопрос пользователей: «А зачем мне это надо?»

Скептическую реакцию публики можно легко объяснить. Никто раньше не видел устройства, подобного iPad, поэтому покупатели не пойдут за ним в течение 2 месяцев. В то время как потребители инстинктивно понимали, что им нужен телефон или ноутбук, они ничего не слышали про планшеты и не нуждались в них.

Даже те, кто работал над iPad в Apple, сомневались в нем. Например, бывший инженер Джереми Вайлд, который работал над ПО для iPad и iPhone.

«Я помню, когда я впервые увидел его, я подумал, что это бессмысленное занятие, если честно» — Джереми Вайлд.

«Я подумал тогда «Это устройство нелепо». Вайлд не разбрасывался попусту словами. Он был одним из инженеров Newton в 1990-х, пока не ушел в Excite и Pixo.

Когда он впервые посмотрел на iPad, то увидел только большой iPhone, который больше не влезал в карман. «Когда делаешь вещи больше, людям это не нравится». iPad походил на большой iPhone, он работал на одном и том же софте, у него был сенсорный экран. Но это был новый тип ноутбука.

Вы никогда не обменяете смартфон на iPad, но определенно сделаете это с ноутбуком. Схожесть во внешнем виде с большим iPhone критиковалась чаще всего.  Но оказалось, что больший экран с удобным iOS – это то, что сделало iPad новым и мощным устройством.

Важность размера экрана казалась такой очевидной для Джо Хевитта, который написал приложение для iPhone Фейсбук в 2007 и помог построить браузер Firefox в 2002, что на следующий день после демонстрации iPad он написал пост в 900 слов, в котором говорил, что iPad — это самая важная вещь, которую Apple когда-либо создавала. Раньше Хевитт яростно критиковал Apple за ее ограничительную политику приложений. Но его годы разработки софта для разных устройств и платформ подсказали ему, что iPad решил фундаментальные проблемы.

«Я потратил  полтора года на то, чтобы уменьшить массивные, сложные социальные сети до размеров экранов КПК и сенсорного дисплея. Моей целью было создание мобильного приложения для facebook.com, но когда я приноровился к этой платформе, меня убедили, что можно создать версию Фейсбука, которая будет лучше, чем веб-сайт! Из тех платформ, на которых я разрабатывал, iOS дал мне великое множество возможностей и повысил уровень искусства UI дизайна (дизайна интерфейсов).

iPad  — невероятная возможность для разработчиков!


Заключение

Команда Google Android пытается идти в ногу с инновациями Apple. Но в 2011 они проиграли практически во всем. Но все же устройствами Android пользуются чаще, чем iPhone и iPad. Но размер платформы оказывается не единственным мерилом борьбы за власть между Apple и Google. С iPhone и iPad у Apple все еще есть самые крутые и современные устройства. У них есть лучший контент, самый простой в использовании софт, и это лучшая платформа для создателей приложений и разработчиков.

В довершении всего iPad перевернул бизнес персональных компьютеров. Он въелся в продажи PC так же, как 1980-х PC вцепились в продажи миникомпьютеров и мэйнфреймов таких компаний, как Digital Equipment и IBM. Некоторые покупатели iPad действительно сделали его третьим устройством, как и предсказывал Джобс. Но остальные решили, что им нужно только 2 и начали избавляться от ноутбуков  Microsoft-run HP, Toshiba, Acer и Lenovo с возрастающей скоростью.





Слова, взорвавшие Twitter, принадлежали мягкому, но изменившемуся голосу Ларри Пейджа на одном из квартальных обращений Google:

«Я хотел сказать вам, что, забегая вперед, не буду больше присутствовать на каждой конференции, посвященной финансовой деятельности компании» – произнес сооснователь и CEO Google после того, как представил результаты третьего квартала компании. «Последующие встречи, — сказал он, — будут поручены Патрику Пичету, финансовому директору, и Никешу Арора, директору по управлению бизнесом».


larry-page-660x541

Фото: Niall Kennedy / Flickr

«Знаю, вы бы хотели, чтобы я остался», — продолжил Ларри. – «Но вы также хотите, чтобы я расставил жесткие приоритеты своего времени во благо бизнеса».

Тут же расползлись слухи, что Ларри Пейдж перестал бывать на конференциях из-за хронического заболевания, которое частично парализовало его голосовые связки. Тем не менее, паники, которую многие ожидали, не последовало,  и, вероятно, ее и не будет, даже если Пейджу придется уйти в отставку.

Вместо того, чтобы волноваться о будущем без Пейджа, инвесторы не беспокоятся — акции Google возросли на более чем 13% и впервые достигли 1 тыс. $ за  акцию. Увеличение произошло после того, как прибыль Google резко подскочила из-за повышения оплаченных кликов, даже когда «cost per click» (цена за клик) объявлений компании падала  в прошлом – тревожный звоночек для Wall Street.

Повышение оплаченных кликов предполагает, что Google становится лучше в том, что у него и так отлично получается: обработка огромного массива данных, чтобы таргетировать посетителей по ссылкам, на которые они нажимали. Цены рекламных объявлений  еще не догнали того увеличения вовлеченных посетителей, потому что Google – как и все остальные – еще не решил проблему кликабельности мобильной рекламы. Ее можно увидеть везде, но пока она слишком крошечная и невыразительная, скучная. Одним из способов обойти эти проблемы может быть создание неоспоримо релевантной рекламы, что, кажется, у компании довольно хорошо получается.


«Кровные враги»

Заметные результаты Google показывают, что решение Пейджа отойти от, по крайней мере, одной публичной роли не означает, что у него имеются какие-либо проблемы с эффективным ведением компании. Чуть более года назад доли Google и Apple были в диапазоне 700$. С тех пор стоимость акций кровных врагов путешествовали по почти зеркально противоположным траекториям, в то время как Apple стремилась убедить инвесторов, что она не теряла своего таланта к инновациям.

В основе потери уверенности Apple лежит страх, что без Стива Джобса это уже не «та самая компания».  Но трудно представить то же самое беспокойство вокруг Google, даже если бы Пейдж не только перестал участвовать в конференциях, но и вообще бы ушел в отставку.

Джобс был известен своим умением выгодно продемонстрировать товар лицом, но в его основе лежало ощущение волшебства, созданного самими товарами. Люди восхищались новыми чудесами, которые они держали в руках – iPod, iPhone, iPad – и более чем были готовы присвоить Джобсу мифический статус поставшика «вспышек творчества».


Глобальная digital-культура

Поиск, основной продукт Google, сам по себе является удивительным чудом. В отличие от новых блестящих гаджетов, поисковая система Google стала настолько неотъемлемой частью  фабрики в Интернете, что  начала считаться обыденностью. Единственный раз, когда большинство из нас, скорее всего, будет слишком много думать о поиске, – это если он полностью перестанет работать. Благодаря поиску  и остальным чрезвычайно успешным продуктам, например, Gmail  и Android, глубоко укоренившимся в глобальной digital-культуре, ключевые функции Google, как бизнеса – это понять, как использовать эти платформы, чтобы заставить людей еще больше кликать на рекламу. Google  и дальше следует обрабатывать данные, чтобы достичь алгоритмических улучшений, благодаря которым укрепился бы его рекламный бизнес.

В Apple скорее дополнительное изменение, нежели ожидание почти ежегодных революций продуктов ввело компанию в беду. И трудно представить, как Apple может изменить представление о том, что его дух новаторства ослабел без нового харизматичнго лидера, ведущего за собой толпу.

С другой стороны, в Google с самого начала Пейдж помогал укрепить культуру, в которой гиков ценили превыше всего, это было то место, где пара молчаливых инженеров могла запросто написать небольшой код и влить миллионы и больше долларов в казну компании. В отличие от этого Apple, чей бизнес зависел от потребляющих гаджеты масс несколько лет назад, большинство изменений, которые действительно повлияли на Google, произошли «за кулисами» с небольшими фанфарами или вовсе без них.

Возможно, когда-нибудь Google достигнет предела, и его реклама не сможет стать еще лучше, и компании придется искать новые пути развития. Но пока что поисковая система, которую Пейдж помог запустить десять с половиной лет назад, отлично работает и наверняка будет эффективно работать дальше, даже если Пейдж больше не будет у руля.