Беседа с сестрами об иноческом и монашеском постригах

^ 1. о двух аспектах «формального « подхода

Теперь мы можем приступить к разбору собственно формы чинопоследования монашеского пострига. При этом надо помнить, что «формальный» подход сам по себе имеет смысл только в связи с содержательной стороной таинства.

Во-первых, и на это мы уже указывали, закон молитвы определяется законом веры. Т. е. форма чинопоследования, как она принята Церковью, непременно является отражением того мистического содержания, которое таинство видимым образом проявляет.

Иначе, если под формой не скрывается соответствующее ей содержание, мы рискуем получить лишь театральное действие, и наоборот, если содержание не выявляется в адекватной форме, то — явление по принципу «deus ex machina».

И во-вторых, надо непременно помнить, что в Церкви нет ничего, что существует само по себе, без связи с другими проявлениями её благодатной жизни. Апостол Павел аллегорически показал это в двенадцатой главе Первого Послания к Коринфянам: «Но теперь членов много, а тело одно» (1 Kop 12, 20). «Все мы напоены одним Духом» (1 Kop 12, 13).

Следовательно, можно сказать, что конкретное явление в жизни Церкви, которое воспринято всей её полнотой, есть лишь некая функция всетаинственной природы самой Церкви. Это утверждение имеет непосредственное отношение к нашей теме. Т.е. в конкретном таинстве можно узреть всю полноту даруемой Богом в Церкви благодати при том, что оно (это таинство) останется абсолютно уникальным и незаменимым другими.

Для нас это важно постольку, поскольку конкретная форма, в которой мы знаем монашеский постриг, даёт нам возможность увидеть нечто схожее с другими таинствами, и при этом быть неповторимой. Причём, это происходит и в виде прямых параллелей с другими таинствами, и в виде некой близости того воздействия, какое эти различные таинства оказывают на человека.

И если это так, в чём мы уверены, то мы получаем ещё одно доказательство в пользу причисления монашества к числу таинств Церкви. И на самом деле, с нашей точки зрения, в постриге можно усмотреть некую мистическую близость его рядом других таинств. Рассмотрим подробнее соотношения пострига с таинством крещения и покаяния.

Предлагаем ознакомиться  Как избавиться самостоятельно от любовного приворота

^ 2. монашество и покаяние

Легче всего, по-видимому, говорить при таком понимании о близости монашества к таинству покаяния. На это указывают церковные каноны. «Понеже убо монашеское житие изображает нам жизнь покаяния: то искренне прилепляющегося к нему одобряем, и никакой прежний образ жизни не воспрепятствует ему исполнити свое намерение,» — гласит 43 правило Трулльского собора.

А второе правило Софийского Константинопольского собора 879 г. прямо называет монашество «местом кающихся» в Церкви. На практике сам чин предваряет глубокая и обширная исповедь у духовника, который должен воспринять инока от пострига. Тема покаяния особенно остро развивается в каноне утрени, предшествующей постригу в великую схиму, и в антифонах литургии самого пострига.

Эти тексты, которые звучат от имени постригаемого, воспринимаются как одна развёрнутая метафора покаянного плача будущего инока о совершённом и смиренной мольбы ко Господу о прощении: «Верою, паки рождения же банею, омывый мя от прародительные клятвы, ныне омый слез источниками, оскверненного лютыми грехопадениями» (3-й тропарь 5-ой песни канона).

Но осознание монашеского пострига, как в чём-то подобного таинству покаяния, не ограничивается только метафорическим сходством с ним. В оглашении, помещённом в Последовании великого и ангельского образа, прямо говорится о всесовершенном прощении грехов постригаемого: «Виждь, чадо,… от грехов твоих очищаешися и сын света бывавши и Сам Христос Бог наш срадуется со святыми Своими ангелы о покаянии твоем».

Однако одновременно, как мы указали выше, это не означает некой подмены таинства покаяния. И вот почему. В покаянии отпущение грехов есть то «средство» через которое христианин воссоединяется с полнотой Церкви, от которой он, согрешив, отпал. Об этом молится священник:

«Примири и соедини его (кающегося) Святей Твоей Церкви о Христе Иисусе Господе нашем». В монашеском постриге присутствие всей братии само по себе свидетельствует о том, что постриженик— член этой евхаристической семьи. То, что отрывало его от общения со всей Церковью, было

прощено ему в таинстве покаяния, которое он прошёл накануне.

Предлагаем ознакомиться  Значение имени Адам

Но всё же текст чинопоследования говорит о прощении грехов. Нам представляется, что это кажущееся противоречие разрешается, если взять приведённую выше цитату в её контексте: «Второе крещение приемлеши днесь, брате, богатством Человеколюбца Бога даров, и от грехов очищаешися и.т.д.» Значит, прощение грехов, получаемое в постриге, во-первых, не механическое следствие совершённого чинопоследования, ибо даже в таинстве покаяния в поучении, даваемом кающемуся, говорится об отпущении при условии выполнения наложенной епитимьи, т. е. в результате деятельного отвращения от греха при содействии благодати, подаваемой от Бога, что, с нашей точки зрения, может быть распространено и на последствия пострига, а во-вторых, оно (это прощение) соотносится с понятием пострига как второго крещения.

^ 3.2. постриг и предкрещальное отложение ветхих риз

Чинопоследование малой схимы, что содержится и в постриге в великую схиму, начинается с того, что «хотящий постригатися.. отлагает обычныя ризы и … стоит перед царскими враты неопоясан, необувен и откровен». В русской и ряде других традиций этот момент совлечения старого облачения усиливается тем, что братия прикрывает постриженика своими мантиями, как бы пряча его «крещальную наготу» от посторонних взглядов.

^ 3.3. отречение от мира и исповедание верности христу

Момент исповедания верности Христу, который в крещении следует за отречением от сатаны, в постриге также имеет место, но в иной форме. Как крещаемый отвергается «сатаны и всех дел его, и всего служения его и всея гордыни его», так и инок отрицается мира, который «во эле лежит» и является обиталищем нечистых духов.

Как крещаемый трижды подтверждает своё вольное сочетание Христу, так и инок на каждое вопрошание отвечает «ей, Богу содействующу честный отче», показывая этим, что не сам, но только в соработничествe, сочетании Христу, возможет он понести то, к чему пришёл. Мы не исключаем, что эта параллель несколько натянута.

Но тот факт, что молитва, в которой игумен просит Господа принять произнесённые иноческие обеты и даровать постригаемому новое бытие, произносится, как и исповедание веры крещаемого на восток, на что есть чёткое указание в чинопоследовании великой схимы, даёт основания для такого сравнения. Тем более, что цель и того, и другого одна — засвидетельствовать своё отречение от сил тьмы и исповедовать сочетание Христу.

Предлагаем ознакомиться  Сонник Собирать орехи фундук. К чему снится Собирать орехи фундук видеть во сне - Сонник Дома Солнца

^ 4. несколько выводов

Теперь мы можем коротко подвести итог сказанному о сходстве монашеского пострига и официально признаваемых таинств Церкви. Во-первых, прямые параллели с постригом, вплоть до текстуальных, можно найти практически в целом ряде таинств. Это было показано это на примере покаяния и крещения. Подобные параллели можно усмотреть у пострига и с таинством миропомазания и даже брака.

Во-вторых, их отсутствие вовсе не значит того, что постриг по своему воздействию на человека не может сравниваться с другими таинствами. В-третьих, такое сближение ни в коей мере не может приводить к выводу о взаимозаменяемости таинств или о некой «мистической всеохватности» пострига по своему результату.

Даже в случае самых явных совпадений мы всегда имеем осознание того, что глубинное содержание таинства всегда остаётся уникальным. И, наконец, в-четвёртых, возможность проследить сходство монашеского пострига с другими таинствами, не смешивая их, но в каждом находя своё содержание, даёт основание относить его к тому же разряду, что и сами таинства.

^ 1.5.выводы

Итак, как мы видим, монашеский постриг не подпадает под рамки «тайнодействия», вернее превосходит их. Но на основании только вышесказанного невозможно сделать следующего вывода:

тот факт, что монашеский постриг не является простым тайнодейством в числе прочих, не относит его автоматически в разряд «таинств» в общепринятом смысле этого слова. Для этого необходимо выяснить, следуя логике тех, кто пытается выделить «формальные» (т. е. абсолютно необходимые, отличительные) черты таинств, есть ли они в монашеском постриге.

Но, поскольку только простое количественное распространение таинств (за счёт включения в них, к примеру, монашества) не решает вопроса о их природе, то с другой стороны, нужно показать, в чём его таинственное содержание и раскрыть его связь с прочими таинствами как частными проявлениями всеосвящающей природы Церкви, и таким образом выявить, какой гранью из всех своих бесчисленных граней в данном конкретном случае сияет для нас мистический характер Церкви

Христовой, которая сама по себе есть Таинство с большой буквой.

Оцените статью
Тут и сегодня
Adblock detector